СУВОРОВА И. М. ВЛИЯНИЕ СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ СИТУАЦИИ НА САМООБРАЗОВАНИЕ ЖИТЕЛЕЙ КАЛЕВАЛЬСКОГО РАЙОНА В УСЛОВИЯХ ПАНДЕМИИ // Studia Humanitatis Borealis. 2021. № 3. С. 48–51. DOI: 10.15393/j12.art.2021.3766


Выпуск № 3 (2021)

СОЦИОЛОГИЯ И СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА

pdf-версия статьи

УДК 7.046.1

ВЛИЯНИЕ СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ СИТУАЦИИ НА САМООБРАЗОВАНИЕ ЖИТЕЛЕЙ КАЛЕВАЛЬСКОГО РАЙОНА В УСЛОВИЯХ ПАНДЕМИИ

СУВОРОВА
   ИРИНА
   МИХАЙЛОВНА
доктор культурологии,
профессор кафедры философии и культурологии,
Петрозаводский государственный университет, Институт истории, политических и социальных наук,
Петрозаводск, Российская Федерация, suvormih@list.ru
Ключевые слова:
самообразование
человеческий капитал
социокультурная ситуация
пандемия
исторический фактор
Аннотация: в статье рассматривается проблема изменения уровня самообразованности населения под влиянием пандемических ограничений в условиях современной социокультурной ситуации. Изучение проблемы осуществляется на основе данных, полученных в ходе комплексной научной экспедиции Гуманитарного инновационного парка Петрозаводского государственного университета в Калевальский национальный район в июне 2021 года по проекту «Способы сохранения человеческого капитала как актуальная проблема Республики Карелия». В качестве методологии использованы глубинные интервью, беседы и анкетирование по теме самообразования и саморазвития. Анализ современной социокультурной ситуации реализован с учетом факторов внутреннего порядка (социальная динамика, экономическая модель развития, изменения в политическом режиме, государственном устройстве), исторических факторов (национальные особенности культуры, в контексте которых проходило становление нынешних поколений). Анализ уровня самообразования жителей Калевальского района в количественном и качественном измерении показал значительную разницу по сравнению с другими районами Карелии и выявил ряд причин, по которым произошли изменения. В результате исследования был определен важнейший социокультурный фактор, повлиявший на повышение уровня самообразования калевальцев в период пандемии, а также сформулированы выводы о значимости самообразования как источника сохранения и развития человеческого капитала.

© Петрозаводский государственный университет


Актуальность темы самообразования жителей Калевальского национального района Карелии связана с острой проблемой сохранения человеческого капитала на территории республики. Ведь, по данным Карелиястат [4], сокращение численности населения в Карелии происходит из года в год, в том числе в Калевальском районе. Особенную остроту демографическая проблема обрела в период разразившейся пандемии, которая оказала непосредственное влияние на социокультурную ситуацию в районе. Поэтому исследование реальных  способов сохранения человеческого капитала, в том числе потенциала самообразования местных жителей, является перспективным вариантом решения проблемы, которая имеет междисциплинарный характер.

Целью статьи является исследование уровня самообразования жителей Калевальского национального района и выявление степени влияния пандемии на обнаруженный уровень по качественным и количественным характеристикам.

Исследование проводилось в два этапа. Эмпирический этап исследования осуществлялся во время комплексной научной экспедиции Гуманитарного инновационного парка Петрозаводского государственного университета в Калевальский район в июне 2021 года. В работе экспедиции применялась комплексная методология социологии, истории, культурологии, аксиологии, психологии, экономики, менеджмента и включала использование опросников, разного рода интервью, анкет, собеседований, фокус-групп по тематическим кейсам. Второй этап камеральной работы включал обработку полученных результатов анкетирования, интервьюирования, опроса и собеседования с респондентами. Тематика комплексного исследования соответствовала теме проекта Гуманитарного парка «Способы сохранения человеческого капитала как актуальная проблема Республики Карелия». Междисциплинарный подход, предпринятый учеными ПетрГУ, позволил шире и конкретнее выявить специфику сложившейся в пандемию социокультурной ситуации в Калевальском национальном районе.

Анализ реальной социокультурной ситуации в Калевальском районе на уровне факторов внутреннего порядка (социальная динамика, экономическая модель развития, изменения в политическом режиме, государственном устройстве), исторических факторов (национальные особенности культуры, в контексте которых проходило становление нынешних поколений) и фактора влияния глобальных процессов способен прояснить факторы, определяющие запрос на самообразовательную деятельность жителей района. Предметное рассмотрение таких факторов внутреннего порядка, как государственное устройство и политический режим, однозначно приводит к выводу об их идентичности по сравнению с другими районами Карелии. Формальным отличием можно считать особый национальный статус района, в котором исторически складывался карельский этнос со своим собственно карельским наречием и национальными традициями. Помимо этого, в 2020 году Калевальский район, в дополнение к имеющемуся, получил статус района Арктической зоны РФ, что предполагает ряд экономических преференций (льготное налогообложение, выделение «арктического гектара»).

Экономическая сфера района в основном представлена лесозаготовительными и лесоперерабатывающими предприятиями малого бизнеса, туристической инфраструктурой и объектами торговли. По данным Администрации Калевальского района, средняя заработная плата за 2020 год  составила 47 234 рубля, что ниже уровня других арктических районах Карелии (Лоухского и Кемского, где развита электроэнергетика и горнодобывающая промышленность).

Обособленность Калевальского района обусловлена и географическим фактором: удаленность от карельской столицы (550 км) и других районных центров, а также отсутствие качественных дорог не позволяют местным жителям пользоваться специальными высокотехнологичными медицинскими и социальными услугами, что, в свою очередь, содействует оттоку населения.

По мнению сотрудников Администрации Калевальского района, особенно актуальна проблема естественной убыли населения и трудовой миграции: за последние 22 года численность населения сократилась на 5 371 человека (что составляет 54 % от количества населения 1989 года), а за последние 7 лет – на 1 036 человек,  с 7 525 до 6 489 жителей [4]. Таким образом, за всю историю ХХ и XXI века произошло существенное (более чем в два раза) сокращение численности населения Калевальского района, что характеризует демографическую ситуацию как депрессивную, что было нетипично для данной местности в исторической ретроспективе.

Исторически  в период раннего Cредневековья первыми жителями современного Калевальского района были саамы, или лопари, о которых Ю. Корпела сообщает: «У местных сообществ не было комплексной социальной и административной организации, потому что их хозяйственный уклад и социальная повседневность в этом не нуждалась. Хозяйство основывалось на годовом цикле периодических переселений семейных объединений. Взаимоотношения регулировались традицией и социально-бытовыми нормами. Связи между группами ограничивались неформальными встречами и не слишком регулярными торговыми отношениями. Для формирования племенных структур и идентичностей, равно как для складывания надрегионального сознания, этого было явно недостаточно» [2: 35].  Позднее эту территорию начали заселять собственно карелы: «Во второй половине XVI  столетия в окрестности озера Лексозера буквально устремился поток переселенцев из Приладожья; в их числе были родовитые карельские семьи, потомки местной средневековой знати – своеземцы, и все еще не попавшие в частнофеодальную зависимость крестьяне-аллодисты – чернокунцы; что эти карелы-переселенцы и принесли в окрестности Лексозера, Кимасозера и Куйтозера древнюю рунопевческую традицию и, живя здесь в последующие столетия, сумели ее сохранить, передавая детям и внукам, и что по иронии истории древние руны оказались записанными спустя столетия здесь, на диком – относительно Приладожья – севере, в той именно стороне, с которой некогда народ, их создатель, олицетворял чужой, а, следовательно, враждебный мир Похъелы» [7: 305-306]. В XIX  веке именно здесь Элиас Леннрот записал большинство карельских рун для «Калевалы», что прославило Калевальскую землю  и многих местных рунопевцев. Хотя в XIX веке, как писал Й. В. Ювелиус в «Воспоминаниях о древностях Северной Русской Карелии» в альманахе Финской ассоциации древностей в 1889 году, «язык карелов отличался от финского довольно сильно и по лексическому составу, и по произношению, т. к. очень чувствовалось влияние русского языка» [8]. В ХХ веке русскоязычное население стало превалировать над карельским в силу изменения демографической ситуации и государственной политики советского руководства (с 1940 по 1987 год карельский язык использовался только как язык бытового общения). Статус национального района Калевальский получил в 1992 году, когда активно началась популяризация сохранения этнической самобытности карелов и карельского языка. Однако уникальность ситуации заключается в том, что Республика Карелия – это единственный субъект Российской Федерации, где язык титульного народа не признан вторым государственным после русского. Дискуссия по наделению карельского языка статусом второго государственного безрезультатно длится уже третье десятилетие [3: 52-59], что негативно сказывается на возможности популяризации и использования языка. Сами жители Калевальского района, принявшие участие в исследовании, в большинстве своем (74 %) заявили о необходимости изучения, сохранения и распространения своего родного языка. Этому содействует уже созданная на территории социокультурная инфраструктура в виде 12 социокультурных и 1 этнокультурного центра, 164 объектов культурного наследия [5], 46 из которых имеют статус памятников федерального значения. Следует отметить, что в большинстве школ Калевальского района преподается карельский язык с начальных классов, и в целом школы играют огромную роль в сохранения материального и нематериального наследия карельского народа. На территории национального района  до 2006  года было организовано карелоязычное языковое гнездо, а до января 2020 года велось радиовещание на карельском языке.

Именно в 2020 году на территории Калевалы должен был состояться праздник в честь образования Республики Карелия, однако пандемия изменила эти планы, как и в целом общественную активность населения. Как отмечали респонденты в интервью, с введением антиковидных ограничений культурная жизнь поселка Калевала и района в целом стала играть меньшую роль в личной жизни жителей. Непосредственное общение в области культуры (праздники, кружки, клубы, языковые курсы) стало ограниченным или вовсе прекратилось, а часть из них (языковые курсы) – стала функционировать в онлайн-формате. Логично было бы предположить, что в этой ситуации значительно может измениться уровень самообразования местных жителей по сравнению с другими районами Карелии.

Для верификации данной гипотезы в ходе исследования было проведено анкетирование по методике, разработанной кафедрой психологии личности Санкт-Петербургского государственного университета. «Анкета включает 3 вопроса, направленные на уточнение биографических факторов: возраст, место рождения, наличие высшего и дополнительных образований. 17 вопросов были направлены на получение информации по самообразовательной активности участников исследования. Из них 9 вопросов было сформулировано с учетом их фокусирования на процессе саморазвития, 8 вопросов – на процессе самообразования. Начисленные по пунктам анкеты баллы суммировались и подсчитывался общий балл. Чем он был выше, тем предполагалась большая включенность участников исследования в самообразовательную и саморазвивающую деятельность. Далее результаты анкетирования подвергались статистической обработке, на основе которой была разработана уровневая градация оценок.

Высокий уровень самообразовательной активности  –  от 17 до 23 баллов, свидетельствовал о том,  что субъект ведет активную самообразовательную деятельность и в значительной степени включен в процесс саморазвития.

Средний уровень самообразовательной деятельности – от 11 до 16 баллов, свидетельствовал о том, что включенность субъекта в процесс саморазвития и самообразования находится на среднем уровне, необходимом для осуществления процесса.

Низкий уровень самообразовательной деятельности – ниже 10 баллов, свидетельствует о низкой степени включенности в процесс саморазвития» [1].

В анкетировании приняли участие 32 респондента (по правилам социологической выборки на 20 000 жителей – 100 анкет) от 18 до 57 лет, трудящиеся в разных сферах, из них 72 % – женского пола, 28 % – мужского. Результаты анкетирования представлены в сводной таблице 1.

Таблица 1

 

 

 

 

Уровень самообразования жителей Карелии по районам

Показатель / Район Карелии

Костомукшский городской округ 2019 год Кемский и Лоухский районы 2019 год Приладожье 2019 год Вепсские поселения 2020 год Калевальский район 2021 год
Из них с высшим  образованием 72 % 67 % 66 % 25 % 75 %
Высокий уровень самообразования 19 %/

19 %/

10 % 21 % 8 %
Средний уровень самообразования 52 % 40 % 49 % 25 % 71 %
Низкий уровень самообразования 29 % 40 % 40 % 54 % 21 %
Посещают местные культурные и образовательные центры 36 % 44 % 45 % 66 % 100 %
Нуждаются в курсах ПетрГУ 41 % 30 % 46 % 33 % 53 %

 

Анализ полученных результатов показывает, что по сравнению с другими районами Карелии (по итогам  исследования в 2019 году [6]) в Калевальском районе в группе респондентов зафиксирован самый высокий показатель по уровню формального образования, что свидетельствует о наличии в районе высококвалифицированных кадров. В то же самое время результаты показывают, что в этом районе меньше всего респондентов с высоким (8 %)  и низким (21 %) уровнем самообразования, а подавляющее большинство респондентов (71 %) продемонстрировали средний уровень самообразования. Если же суммировать показатели двух первых уровней, то окажется, что в Калевальском районе самый высокий уровень самообразованности среди всех исследованных территорий. О мотивированности местного населения к повышению уровня самообразования свидетельствует также 100 % посещаемость местных центров культуры и самая высокая востребованность образовательно-просветительских курсов ПетрГУ – 53 %.

Таким образом, становится очевидным, что в условиях пандемии потребность в самообразовании не только не упала, но даже возросла у подавляющего большинства респондентов. Об этом свидетельствуют и указанные участниками анкетирования источники самообразования: местные библиотеки – 63 %, курсы повышения квалификации – 96 %, просмотр научно-популярных фильмов – 91 %, просмотр видеолекций и вебинаров – 83 %, посещение виртуальных музеев и выставок – 82 %. Доступность онлайн-курсов и программ отметили 100 % респондентов, из них индивидуальные программы осваивали 75 %, в группе занимались 25 % участников анкетирования. Необходимо также отметить широту спектра заявленных тем и курсов для повышения уровня самообразования респондентов: педагогика, психология, история, художественное творчество, экология, стратегии чтения для взрослых, волонтерское движение, землеустройство и кадастры, юриспруденция, профориентация, финский и карельский языки.

Таким образом, проведенное в Калевальском национальном районе исследование уровня самообразования населения в период пандемии показало, что:

1)     пандемические ограничения не стали препятствием для роста уровня самообразования населения;

2)     замена офлайн-курсов и программ на онлайн-формат содействовало мотивированности респондентов для повышения своего уровня самообразования;

3)     социокультурная ситуация в Калевальском национальном районе в период пандемии стабильно гарантирует его жителям возможности самообразования и саморазвития  в любых условиях.

В итоге выдвинутая гипотеза о влиянии пандемии на уровень самообразования респондентов подтвердилась: повышение интереса к самообразовательной практике было вызвано в большей мере в связи с заменой офлайн-формата на онлайн, усилением личной мотивированности и появлением новых возможностей и перспектив для саморазвития уже в новых непривычных условиях. Вероятно можно предположить, что важнейшую роль в этой ситуации сыграл исторический социокультурный фактор, а именно: традиционная необходимость и практика сохранения своего культурного наследия в любых условиях (даже неблагоприятных) определила психологическую мотивацию калевальцев к возможности саморазвития и самосохранения. Этот пример доказывает, что самообразование является достаточно устойчивым источником сохранения и развития человеческого капитала не только в обычных, но и в критических ситуациях, коей является современная пандемия.


Список литературы

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Живакова М.А. Факторы саморазвития и самообразования взрослых. URL:https://dspace.spbu.ru/bitstream/11701/12687/1/NIR_ZHivakova_VKR.docx (дата обращения: 18.06.2019).

2. Корпела Ю. Таежный ландшафт накануне европеизации: Олонецкая Карелия к началу XVI века // Трансформация и интеграция: карельская периферия в Российской империи. – СПб : Наука, 2021 – 487с.

3. Кряжков В. А. Государственный язык республики в контексте карельской ситуации: конституционно-правовые вопросы // Государство и право. 2018. № 5. С.52-59.

4. Общие итоги миграции населения Республики Карелия // Официальный сайт Карелиястат. URL: http:// http://krl.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/krl/resources/ef558c0047dd884c92ecb6ed3bc4492f/73284_06.pdf (дата обращения: 22.08.2019)

5. Статистические сведения по дислокации объектов культурного наследия Республики Карелия http://monuments.karelia.ru/ob-ekty-kul-turnogo-nasledija/statisticheskie-svedenija-po-dislokacii-ob-ektov-kul-turnogo-nasledija-respubliki-karelija/ (дата обращения: 25.09.2021).

6. Суворова И. М. Влияние социокультурной ситуации на самообразование жителей карельских районов как фактор сохранения человеческого капитала // Studia Humanitatis Borealis. 2019. № 1. С. 30–36. DOI: 10.15393/j12.art.2019.3364

7. Чернякова И.А. Карельское приграничье в XVII – XIX веках // Трансформация и интеграция: карельская периферия в Российской империи. – СПб : Наука, 2021 – 487с.

8. Juvelius J. W. Muistoja Pohjoisen Venäjän Karjalan muinaisuudesta / Suomen muinaismuisto-yhdistyksen aikakauskirja. HELSINGISSÄ, 1889. Suomalaisen Kirjallisuuden Seuran kirjapainossa.

REFERENCES

1. Jivakova M. A. Factors of self-development and self-education of adults. Available at: https://dspace.spbu.ru/bitstream/11701/12687/1/NIR_ZHivakova_VKR.docx (accessed 18.06.2019). (In Russian)

2. Korpela Y. Taiga landscape on the eve of Europeanization: Olonets Karelia to the beginning of the XVI century// Transformation and integration: the Karelian periphery in the Russian Empire. SPb: Nauka, 2021.487p. (In Russian)

3. Kryazhkov V.A. The state language of the republic in the context of the Karelian situation: constitutional and legal issues // State and law. 2018. No. 5. P. 52–59. (In Russian)

4. General results of migration of the population of the Republic of Karelia // Kareliastat: offi-cial website. URL: http:// http://krl.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/krl/resources/ef558c0047dd884c92ecb6ed3bc4492f/73284_06.pdf (accessed 22.08.2019) (In Russian)

5. Statistical data on the dislocation of cultural heritage of the Republic of Karelia // Official website of the State state institution of the Republic of Karelia «Republican center for state protec-tion of cultural heritage». Available at: http://monuments.karelia.ru/ob-ekty-kul-turnogo-nasledija/statisticheskie-svedenija-po-dislokacii-ob-ektov-kul-turnogo-nasledija-respubliki-karelija/ (accessed 25.09.2021). (In Russian)

6. Suvorova I. M. Impact of sociocultural situation on self-education of residents of Karelian districts as a factor of human capital preservation]. Studia humanitatis borealis [Studia humanitatis borealis]. no. 1, pp. 30-36. (In Russian) DOI: 10.15393/j12.art.2019.3364

7. Chernyakova I.A. Karelian borderlands in the 17th - 19th centuries // Transformation and integration: the Karelian periphery in the Russian Empire. SPb: Nauka, 2021.487p. (In Russian)

8. Juvelius J. W. Muistoja Pohjoisen Venäjän Karjalan muinaisuudesta / Suomen muinaismuisto-yhdistyksen aikakauskirja. HELSINGISSÄ, 1889. Suomalaisen Kirjallisuuden Seuran kirjapainossa.


Просмотров: 233; Скачиваний: 100;